Вы здесь

Хирург-офтальмолог Татьяна Шилова — о своей профессии на канале ОТР

Последние приготовления перед операцией. С новыми технологиями в области микрохирургии глаза они, зачастую, занимают больше времени, чем сама процедура. Одна из самых быстрых в этой клинике – лазерная коррекция зрения.

Татьяна Юрьевна:

Мы берем одноразовый интерфейс – то контактное стеклышко, которое будет прикасаться к поверхности глаза пациента. Оно обеспечивает контактную среду между лазером и поверхностью глаза человека. И за счет идеальной прозрачности, дает возможность лазерному лучу моделировать в толще роговицы ту форму линзочки, удаление которой в последующем и обеспечит высокое зрение пациента.

Пациент проведет в операционной 5-7 минут и всего 25 секунд под работающей лазерной установкой. Эти пол минуты позволят дальше жить без очков и контактных линз.

Татьяна Юрьевна:

Сейчас вам будут капать капельки – заморозку. Первые две секунды пощиплет, потом щипать не будет. Глазками смотрим на меня.

У Никиты близорукость и астигматизм, с этими проблемами чаще всего обращаются молодые пациенты.

Татьяна Юрьевна:

— Когда заморозка будет достаточной, мы переместим вас под микроскоп и я поставлю вам такую пружинку-расширитель, который будет придерживать ваши веки в открытом состоянии. Процедуры эти безболезненны и вы будете чувствовать только мое прикосновение.

После установки векорасширителя, врач очищает роговицу. Смывает с нее жир и невидимый мусор, например, частички пыли, которые скапливаются на поверхности глаза. Так происходит подготовка к самой процедуре лазерной коррекции. Технология ее проведения за последние 30 лет серьезно изменилась. Еще недавно хирург-офтальмолог делал большой разрез порядка 20 мм по всему диаметру роговицы, чтобы изменить ее кривизну и за счет этого улучшить зрение пациента. При этом верхняя отрезанная часть плохо приживалась, могла сместиться от удара или вовсе оторваться. Это на долгий срок меняло жизнь того, кто прошел операцию из-за длинного списка ограничений. Сейчас для выполнения этой же процедуры хватает крохотного прокола в 2 мм. И уже на следующий день можно идти в бассейн или в сауну, заниматься спортом – вести обычный образ жизни.

Рассказывает пациент Никита:

— У меня некая дымка в глазах, но все стали такими красивыми, симпатичными. Раньше все было в тумане.

Чтобы стать офтальмохирургом, нужно закончить медицинский институт, два года отучиться в ординатуре. И вот тогда, говорят специалисты, все только начинается.

Татьяна Юрьевна:

— На сегодняшний день работать сложнее, нежели было раньше. Потому что раньше хирург управлял только своими руками. А сегодня он управляет огромными серьезными станциями. И микрохирург, опытный микрохирург, — это человек, который знает программирование, тот человек, который знает физические и химические свойства тканей. Кроме того, нужно обладать хорошей координацией движений, хорошим слухом и быстрым мышлением, для принятия необходимых решений.

Профессиональный опыт нарабатывается годами. График у многих специалистов напряженный. Татьяна Юрьевна выполняет 20-25 операций в сутки, шесть дней в неделю.

Татьяна Юрьевна:

Утро начинается у нас с рефрактивных операций, таких, как мы выполнили Никите. То есть, это технологии лазерной коррекции, потом идут пациенты более старшего возраста с катарактой и глаукомой. Как правило, вторая половина дня – это витреоретинальные операции, самые сложные и самые высокотехнологичные. Такие операции выполняются на сетчатке и на стекловидном теле. То есть, по времени они занимают уже не 25 секунд. Их длительность иногда, и два часа, и два с половиной часа.

Между процедурами хирург-офтальмолог анализирует результаты лечения и консультирует пациентов. Рассказывает им, в том числе и о том, как избежать офтальмологических операций.

Запишитесь