Вы здесь

Шилова Т.Ю. на «Доктор ТВ» (Тема программы — миопия)

 

— Это программа «Симптомы». Я – Ольга Лисакова. У меня в гостях офтальмолог, хирург Татьяна Шилова. Здравствуйте, Татьяна Юрьевна. Спасибо, что приехали в студию телеканала «Доктор».

— Здравствуйте, Ольга! Большое спасибо, что пригласили меня на такую интересную передачу. Я готова поделиться с Вами своими знаниями.

— Конечно же, мы сегодня поговорим о зрении, о том, как его сохранить, обсудим миопию, то есть близорукость, как мы ее больше все знаем, пресбиопию и завершим беседу темой дистрофии сетчатки. Давайте начнем с миопии и с ее симптомов.

— Миопия – это такое заболевание, которое встречается очень часто. Первым симптомом является плохое зрение вдаль, то есть человек читает и выполняет работу вблизи абсолютно без проблем, при этом вдаль они видит плохо. И чем больше степень близорукости, или миопии, тем зрение хуже. И тогда человеку нужно какое-либо корректирующее средство. Это могут быть очки, линзы, или, если человек не хочет пользоваться ни тем, ни другим, он приходит к офтальмологам-хирургам и делает лазерную коррекцию.

— Ну, о коррекции мы с Вами поговорим чуть позже. А хочется начать с причин: почему вообще развивается близорукость? Что происходит в глазу в этот момент?

— Надо сказать, что глаз – это сложная оптическая система. Я Вам покажу глаз и расскажу, как это происходит. У нас в идеальном глазу свет, который проходит через нашу оптическую систему, должен попадать на сетчатку. В этом случае человек видит очень хорошо вдаль и может пользоваться зрением вблизи. При близорукости в силу разных обстоятельств свет, проходящий через глаз, не попадает на сетчатку, и фокус смещается перед сетчаткой. Чем больше степень близорукости, тем дальше от сетчатки находится фокусное расстояние глаза. Соответственно, на сетчатке вместо точки появляется расплывчатое пятно. При близорукости задняя стенка глаза некоторым образом растягивается, то есть глаз становится другой формы: не шаровидной, а такой овальной. То есть удлиняется передне-задняя ось глаза. То есть фактически глаз, который имел определенную длину, в процессе роста близорукости становится более длинным. Поэтому основной критерий роста близорукости – это изменение осевой длин глаза, если мы говорим о стандартной близорукости. Есть еще ряд заболеваний, которые сопровождаются близорукостью, однако это не миопия в чистом виде. Это другие заболевания других отделов глаза.

— То есть близорукость к ним уже присоединяется?

— Близорукость – это симптом на самом деле. Это значит, что глаз с неидеальной оптикой. Это значит, что глазу для того, чтобы видеть четко, нужно рассеивающее стекло – рассеивающая линза, которая ставится перед глазом или на глаз в случае линз. То есть это один из симптомов заболевания. И в случае изменения формы глаза развивается осевая близорукость. Здесь есть немного разница. Поэтому я бы советовала людям, которые отметили у себя такую проблему, обратиться к офтальмологу, а не пытаться лечить проблему самостоятельно. Тогда офтальмолог сможет определить, в чем причина близорукости.

— У нас здесь такая многослойная конструкция. Расскажите, что это. Это роговица и сетчатка?

— Тут много анатомических образований. Первая поверхность оптическая, она достаточно сильная. По сути у нас глаз – это система линз. И две части этой системы имеют сильную оптическую силу. Это роговица, передняя поверхность, то, что как часовое стекло, находится в глазу. Следующая за ним – это радужная оболочка, структура, которая по сути у нас определяет цвет глаз. Если пигмента много в глазу, то человек имеет карюю оболочку. Если пигмента мало, у него цвет глаз зеленый, голубой. Это то, что мы определяем по визуальному осмотру.

— Это то, что мы видим, когда смотрим в глаза друг другу?

— Да, это то, что является наиболее эстетичной и красивой частью нашего глаза. Надо сказать, что в этой оболочке имеется отверстие, которое мы называем «зрачок». То есть зрачок – это дырка, и заменить зрачок невозможно. В случае определенной хирургии мы меняем хрусталик, меняем все, что угодно. Зрачок – это диафрагма глаза. Она позволяет видеть на разные расстояния, фокусировать

— В темноте и при свете расширяется и сужается зрачок?

— Да, она дает возможность нам адаптироваться к различным условиям освещенности, к различным условиям внешней среды. Следующее – это хрусталик. В хрусталике есть вот такие образования, как реснички – это связочки, которыми он прикрепляется внутри глаза позади радужки. Это то, что мы меняем в случае появления катаракты. То есть это следующая структура. Хрусталик и роговица – это две структуры, которые наиболее сильные внутри глаза. Они определяют оптику глаза в целом. Поэтому близорукость может быть связана как с проблемами роговицы, с проблемами хрусталика, так и с изменением длины глаза. Поэтому всегда, когда грамотный офтальмолог ставит диагноз, он не просто надевает очки, как это происходит в оптике, надевает стеклышки – он всегда пытается понять причину близорукости, что мы считаем очень важным. Позади хрусталика находится стекловидное тело – это такой густой гель, желе внутри глаза. Оно создает объем глаза. Оно поддерживает тонус глаза. В нем происходят обменные процессы. Но оптически оно не очень важно. Оно имеет слабую оптическую силу, и при определенных типах операций мы можем его удалить, и при этом глаз все равно видит очень хорошо. Следующее внутреннее содержимое нашего глаза – это 3 оболочки. Внутренняя оболочка – это сетчатка, как раз тот световоспринимающий аппарат, который позволяет преобразовывать электромагнитные волны светового потока в нервные импульсы, и в дальнейшем он отвечает за их обработку и превращение в тот электрический импульс, который идет в кору головного мозга.

— Как далеко сетчатка!

— Да, сетчатка глубоко, она выстилает глаз изнутри. Сетчатка сама по себе десятислойная, она как слоеный пирог. В каждом из этих слоев могут происходить изменения. Следующий слой – это сосудистая оболочка. Она питает наш глаз, питает сетчатку, принося необходимые питательные вещества к структурам глаза. наружная оболочка – это склера, это соединительнотканная оболочка. Слабость этой оболочки и является причиной миопии в случае прогрессирования. То есть это ткань, которая эластичная, она тянется, как кожа. Она может растягиваться, натягивая за собой сетчатку. А сетчатка не эластичная. Поэтому при близорукости, при ее прогрессировании, на периферии сетчатки образуются ее разрывы, определенные патологические изменения. Поэтому близорукость не так безопасна, как нам кажется.

— Не проста.

— Да. Рост близорукости, когда у человека с -3 зрение ухудшается до -6 дптр, — не просто увеличивается толщина стекла, которую он носит, меняются диоптрии линзы, — изменяется анатомия глаза. И меня очень часто спрашивают: «Можно ли полечить упражнениями, можно ли таблетками вылечить? Вот у меня -5, а могу я упражнениями сделать -3?» Если это осевая близорукость, если изменилась длина глаза и все структуры глаза изменились (потому что меняется не только длина глаза, и ужать глаз невозможно), тогда я говорю: «А вот у Вас рука такой длины, а Вы можете усилием воли сделать ее короче? Нет, не можете. И упражнениями, к сожалению, не можете». Поэтому проблема миопии – это глобальная проблема, потому что на сегодняшний день близоруких людей становится больше. У нас вся работа на близком расстоянии.

— То есть высокие технологии во вред нам работают в том числе? Это тоже является причиной развития каких-либо нарушений зрения?

— Когда мы говорим о причинах, мы не можем сказать точно. Это полиэтиологическое заболевание. Мы не можем сказать одну причину. Это не единственная причина. Это в том числе и генетика. Безусловно, близорукость передается по наследству. То есть если два близоруких родителя имеют ребенка, как правило, это будет близорукий ребенок. Поэтому это группа риска, это группа, которая требует диспансерного наблюдения в большем объеме. Это экология. Это образ жизни. Плюс у нас эволюционирует человек в сторону близорукости. Потому что все, что мы делаем, мы делаем на близком расстоянии.

— Гаджеты, книги?

— Да. То есть мы не ловим мамонтов, не охотимся. Нам приходится работать вблизи. И дети рождаются с сильными роговицами. То есть оптическая сила роговицы больше, чем должна быть.

— То есть это такой эволюционный механизм срабатывает?

— Да. Но эволюционный механизм в плане адаптации не успевает догнать механизмы появления таких патологических изменений. Поэтому есть разные типы лечения близорукости. В случае детской близорукости: детскую близорукость мы лечим. Детская близорукость требует стабилизации. Мы занимаемся аппаратным лечением. Нужна тренировка мышц не для того, чтобы избавить ребенка от близорукости. Если у ребенка появился минус (осевая близорукость), мы не можем аппаратным лечением сделать глаз короче. Мы пытаемся объяснить это родителям, что вы ходите на аппаратное лечение для того, чтобы не было хуже, чтобы стабилизировать глаз в таком состоянии, в котором он есть.

— А потом во взрослом возрасте уже она может продолжить прогрессию?

— Как правило, нет. мы считаем, что после 18 лет глаз имеет стабильную длину. В небольшом проценте случаев глаз растет. Условно 25 – это тот возраст, когда глаз уже вырос. Поэтому изменение осевой длины глаза и прогрессия близорукости очень редко наблюдаются. Это тот отличный возраст, когда можно говорить о коррекции. Потому что одно из показаний – это стабильная близорукость. Как раз стабильная или нет близорукость – мы и определяем по длине глаза. Поэтому, когда к нам приходят пациенты и задают вопрос: «А вот у меня есть чек, в котором -3, а в другой оптике я посмотрел — -3,5, а в какой-то -2,5. Где же правильная моя оптика?», мы говорим о том, что это не оценка прогрессирования близорукости. Нужен другой критерий, другие показатели. Нужно более детальное обследование. Просто чек не даст информации о состоянии глаза, о состоянии структур, каждой из оптических систем. Для этого нужны специальные сложные приборы для диагностики. С каждым годом они усовершенствуются.

— И они доступны по системе ОМС абсолютно бесплатно. Можно пойти проверить зрение, состояние всех тех слоев органа зрения, о которых мы с Вами говорили.

— Конечно. Все зависит от мотивации человека, от его желания видеть хорошо.

Близорукость - причины, симптомы и лечение

— Давайте поговорим о коррекции. Мы затронули немного лазерную коррекцию и сказали о том, что капли точно не помогут справиться с близорукостью.

— На сегодняшний день есть феноменальные способ коррекции близорукости. Когда ко мне приходят пациенты, которые носят очки во взрослом возрасте (мы говорим о близорукости во взрослом возрасте, 20+, и условно мы берем пациентов, у которых здоровы другие структуры глаза, не касаясь больной роговицы или хрусталика, то есть говорим о чисто рефрактивном заболевании) и говорят о том, что очки их устраивают, я говорю: «Носите очки». Для того чтобы человек пришел на лазерную коррекцию зрения или на коррекцию зрения любым другим способом, даже контактными линзами, для этого должно быть желание пациента избавиться от этого корректирующего средства. У очков есть много недостатков в виде ограничения поля зрения; они запотевают, мешают, не к каждому платью оправа подходит…

— Многие вообще считают, что если ты надел очки, то зрение будет продолжать падать.

— Нет, это не так! Очки нужно носить! Я объясняю, что очки – это не болезнь. Люди, которые приходят ко мне на коррекцию (а надо сказать, что к нам приходят не только из Москвы – к нам приходят со всей России, со всего мира, приезжают пациенты из США, Австралии, Южной Кореи… География настолько широка, что это уже весь глобус)…

— В России сильная школа микрохирургии глаза.

— Да. Когда пациенты поступают на коррекцию зрения, тогда мы обсуждаем вопрос необходимости избавиться от очков. Коррекция нужна для людей с активным образом жизни, для тех, кто плавает, бегает, занимается спортом, тем более что появилась технология, которая позволяет сделать глаз зрячим в течение 26 секунд. То есть 26 секунд, абсолютно безболезненно, абсолютно безопасно для пациента, то есть это фактически как в хорошем косметологическом кабинете.

— Вы говорите – за 26 секунд. Что это за технология?

— На сегодняшний день появилась технология, которая является своеобразным 3D-моделированием толщи роговицы. Когда мы говорим о коррекции зрения, мы говорим о том, что мы можем определенным образом изменить оптическую силу роговицы. Мы можем использовать коррекцию хрусталика с помощью его замены или проводить имплантацию дополнительных линз внутрь глаза. Все это хорошие способы, но в основном к ним прибегают в тех случаях, когда нельзя сделать стандартную лазерную коррекцию. Лазерная коррекция – вполне понятная для человека процедура.

— К ней уже привыкли.

— Да. Это то, что на слуху, то, что человек знает и остаточно долго, в течение 30 лет, слышит этот термин. Но за это время лазерная коррекция претерпела феноменальные изменения. Фактически от методик, когда это делалось лезвием вручную, до 100% фемтолазерной технологии. Это технология, которая позволяет без рук хирурга, только его, безусловно, расчетами, интеллектом, мастерством сформировать такую 3D-модель толщи роговицы и через прокол 2 мм извлечь ту част ткани роговицы, которая мешает видеть хорошо. Пациент через несколько часов может пойти на спорт, он может плавать, бегать, уехать на отдых, садиться за компьютер – ограничений никаких нет. Технология называется красиво – SMILE

— Всего лишь 26 секунд! Это так здорово! Татьяна Юрьевна, нам пора идти далее. Поговорим о дальнозоркости, или, как доктора ее называют, пресбиопия. Я так понимаю, речь пойдет уже о старческих дегенеративных изменениях, о возрастных.

Запишитесь: